Выберите страницу

Кто нас нагревает?

Кто нас нагревает?
В американском штате Алабама местные фермеры воздвигли памятник жуку-долгоносику. За что такая честь главному вредителю хлопчатника? Оказывается, он научил их, как нужно правильно жить, и даже указал путь к процветанию, – севооборот, то есть замена одной сельскохозяйственной культуры на другие.

По аналогии, думаю, было бы логично установить в Жулебине памятник общедомовым приборам учёта тепла (ОДПУ). Оценивая наше жулебинское (да и не только жулебинское) коммунальное хозяйство, понимаешь, что именно к ним устремляются хищные взгляды и тянутся загребущие руки многих структур, ответственных как за жизнеобеспечение района, так и за обеспечение сохранности наших кошельков. Или наоборот – вытряхивание оттуда последних копеек. Причём в свете событий, о которых пишу, последнее происходит гораздо чаще.

Что такое прибор учёта? Если совсем просто, для дилетантов – кусок металла за полмиллиона рублей, в который поступает вода, имеющая одну температуру, а выходит уже с другой. И если сравнивать значения на входе и выходе, то после некоторых математических расчётов получится величина тепла, которое мы потребляем и за которое должны платить согласно единому платёжному документу. Здесь, правда, есть подводные камни, поэтому вместо слов «математических расчётов», наверное, правильнее написать – после ряда преобразований. Хотя в идеале ОДПУ должен гарантировать нам, жителям, возможность производить оплату, исходя из реальных значений потреблённого тепла. Как существо неодушевлённое прибор даже не догадывается, что цифры, которые он ежемесячно показывает, – это деньги. Поэтому фразеологизм «Деньги, что вода» в данном случае имеет натуралистический смысл и даже монетизируется.

Известная фраза отца народов «главное, не как проголосуют, а как посчитают» с некоторыми интерпретациями может быть применима и в нашем случае: «Главное, не как израсходуют, а как посчитают». Наверное, поэтому коммунальщики так стремятся приобрести право доступа к телу, то есть, простите, к прибору учёта тепла.

С некоторых пор все счётчики тепла служат такой организации, как ГБУ ЕИРЦ. (Хотел написать «верой и правдой», но вот с правдой заминочка вышла.) В услужение этой госструктуре они попали, поскольку Правительство Москвы передало приборы учёта по отоплению ей на баланс. Наверное, власти предполагали, что такая серьёзная организация будет следить за ними, холить и лелеять. Но не тут-то было.

Прибор, сделанный на совесть, не может врать. Но здесь приведу высказывание американского президента Теодора Рузвельта, который, обсуждая в конгрессе закон об игральных автоматах, произнёс сакраментальную фразу: игровые автоматы не могут быть честными, если ими управляют нечестные люди.

Почему-то ОДПУ регулярно выходят из строя, а ГБУ ЕИРЦ не торопится их менять. Но проходит три месяца, и будьте любезны, дорогие жители, заплатите-ка нам по нормативам. А нормативы в нашей стране, как известно, меньше реальных показателей только в одном случае – когда речь идёт о прожиточном минимуме (интересно посмотреть, как министры, узаконившие цифры прожиточного минимума, сами на него проживут). Вот и платят граждане в полтора-два раза больше, чем реально потребляют, поскольку в большинстве случаев приборы учёта тепла своевременно не ремонтируются.

Кто нас нагревает?

Законодательство действительно не регламентирует срок, в пределах которого ОДПУ должен быть отремонтирован или заменён на новый. Но если Правительство Москвы доверило эту функцию ГБУ ЕИРЦ, то целесообразно установить разумные сроки для такой замены. Потому что в случае выхода из строя ОДПУ первые три месяца мы платим за отопление, исходя из среднемесячных показаний за последние полгода корректной работы прибора учёта, а затем применяется существующий норматив. Как мы уже отмечали, он значительно превышает 

реальные значения. Таким образом, начиная с четвёртого месяца неисправной работы ОДПУ, потребители вынуждены за отопление оплачивать собственными деньгами разгильдяйство сотрудников ГБУ ЕИРЦ. Причём сами жители о такой ситуации даже не догадываются, поскольку им об этом не докладывают. А зачем? Повышенные данные по теплу за время неисправной работы счётчика будут просто включены в фактические показания потреблённого всем домом тепла и автоматически переложены на граждан.

Кто нас нагревает?

Между прочим, слово «безответственность» сродни слову «халатность». А халатность – это уже из уголовной практики.

Статья 293 УК РФ. Халатность

  1. Халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностей по должности, если это повлекло причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан… наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трёхсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трёх месяцев.

1.1. То же деяние, повлёкшее причинение особо крупного ущерба, наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трёх лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового, либо обязательными работами на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

Примечание. Крупным ущербом в настоящей статье признаётся ущерб, сумма которого превышает один миллион пятьсот тысяч рублей, а особо крупным — семь миллионов пятьсот тысяч рублей.

Поэтому логично требовать взыскания всех начислений, связанных с длительной заменой ОДПУ, непосредственно с главного виновника – ГБУ ЕИРЦ.

Кто нас нагревает?

Если с другом вышел в путь,
Если с другом вышел в путь,
Веселей дорога!
Без друзей меня чуть-чуть,
Без друзей меня чуть-чуть,
А с друзьями много!

Классная песенка. Хотя друзья тоже бывают разные. Иногда и бандиты собираются дружной компанией. Тогда эти друзья именуются бандой. Не подумайте, что мои мысли на бумаге как-то касаются следующих эпизодов. Никак. Просто вот захотелось пофилософствовать, не более.

Продолжим совсем другой темой, вроде бы не имеющей отношения к нашему повествованию. Выборами. Всё равно куда, например, в Госдуму.

Иногда результаты голосования в двух соседних кварталах отличаются на несколько порядков. То есть на одном избирательном участке за некую партию проголосовало пятьсот человек, а на схожем соседнем – всего один. Если раньше наиболее упёртые сторонники псевдосправедливости ещё неуклюже пытались объяснить такую метаморфозу, то потом даже они сдались, согласившись, что налицо признаки фальсификации. Почему же тогда представителей МОЭКа нисколько не волнует, что в показаниях тепла соседних домов происходит подобная свистопляска? В одни годы потребление тепла в рядом стоящих домах практически совпадает, а в другие отличается в разы. Это никак не может соответствовать реальным показаниям потребления тепла, поскольку не укладывается в законы физики. Зато укладывается в воровские законы.

Не случайно этот раздел мы начали песенкой о дружбе и взаимовыручке.

Что мне снег, что мне зной,
Что мне дождик проливной,
Когда мои друзья со мной!

Сегодня ты поможешь другу, а завтра друг поможет тебе. Такой тандем получается. Хорошее слово, не то что сговор. Хотя элементы дружбы присутствуют и там и там.

Минувший декабрь стал самым тёплым в Москве за всю историю 

метеонаблюдений. Но, как это ни удивительно, потребление тепла в некоторых домах района оказалось одним из самых высоких за многие годы. Странно. Если бы в глубокой древности какой-нибудь главный в племени по дровам, сказал вождю, что в нынешний, самый тёплый за всю историю палеолита декабрь, ему требуется в два раза больше дров, чтобы согреть пещеру, то немедля сам отправился в костёр поддерживать тепло. К сожалению, не всё хорошее мы переняли от наших предков. А зря.

Когда ЕИРЦ, ссылаясь на сломанный прибор учёта тепла, подкидывает МОЭКу явно завышенные цифры, они энергетическую компанию почему-то не настораживают, а скорее всего даже радуют. Наверное, по дружбе. Помните: «Что мне снег, что мне зной…» Поэтому, вместо того чтобы провести анализ, как такое могло произойти, МОЭК закрывает глаза на происходящее. Глаза, может быть, и закрывает, а вот карман, наоборот, широко открывает. Чтобы туда сыпались наши денежки, которые совершенно не соответствуют реальному потреблению тепла, формируя тем самым сверхприбыль монополиста. Так бескорыстная дружба может перерасти в сговор. И без того не бедствующий оператор самой протяжённой теплоэнергетической системы в мире (!) становится ещё богаче. Чего не скажешь о его клиентах, которые это богатство приумножают.

Кто нас нагревает?

Вот что интересно. Управляющая компания, передавая показания по теплу в МОЭК, никогда не знает, устроят ли они ресурсоснабжающую организацию или нет. Представляется такая сказочная картина: сидит на троне барин-МОЭК, жуёт бутерброды с чёрной икрой, запивая шампанским Dom Perignon, а вокруг него бегают управляющие компании как просители со своими циферками на подносе. Исключительно от барина зависит, соблаговолит он эти циферки принять или укажет просителям на дверь. Почему-то последнее происходит, если они кажутся барину заниженными. Тогда барин организует оперативный выезд своих придворных специалистов для проверки приборов учёта. Ну а придворный специалист на то и придворный, чтобы в результате своей честной проверки убедиться в справедливости сомнений «хозяина-барина» и признать ОДПУ 

неисправным. Если кто-то предположил, что целью сегодняшний публикации является публичное обсуждение неправильных начислений за потребление тепла, то это не совсем так. На самом деле прежде всего, хочется привлечь внимание читателей к тем совсем немалым деньгам, которые крутятся вокруг проблемы тепла наших многоквартирных домов. Деньги, как принято говорить, любят тишину. Видимо, поэтому большинство организаций, куда обращались жители с настоятельными просьбами разобраться в многочисленных нарушениях ресурсников, хранили молчание или отделывались формальными отписками, что, по сути, одно и то же. Это и МФЦ, и ГБУ ЕИРЦ, и МОЭК, и даже Мосжилинспекция, которая, как никакая другая государственная структура, должна стоять на страже защиты интересов граждан.

Кто нас нагревает?

Год назад по просьбе жителей редакция обращалась в УК «Городская» относительно начислений за потреблённое тепло и возможного «утаивания» управляющими компаниями собранных с жителей средств. Нам ответили («ЖБ» № 4, 2019 г.) что все деньги, которые управляющие компании получают от жителей за потреблённое тепло согласно приборам учёта тепла или тарифам, они обязаны перечислить в МОЭК, и показали соответствующие нормативные документы. Второй вопрос касался неработающих приборов учёта тепла. Мы тоже получили разъяснения и подробно об этом писали в прошлом номере. Однако добавим, что когда в Жулебине за ОДПУ отвечала УК «Городская», то на время ремонта там устанавливались подменные приборы. Такой порядок компания до сих пор практикует в тех домовладениях, где ОДПУ являются общим имуществом (например, принадлежат ТСЖ). Почему это сейчас не делает (или, правильнее сказать, не хочет делать) ЕИРЦ – большой вопрос.

И главный аргумент, почему претензии к управляющим компаниям по поводу мухлежа с расчётами за тепло несправедливы. Согласно новой редакции Жилищного кодекса жители дома имеют право заключать прямые договоры с ресурсоснабжающими организациями. Более того, тепловикам предоставлено законом право самостоятельно (без решения УК или собственников жилья) переходить на прямые расчёты с населением, если долги перед ними превысили объём 2-месячного платежа. Я знаю, что многие управляющие компании (в том числе УК «Городская») не только этому не противятся, но, даже наоборот, готовы содействовать в подготовке документации, позволяющей жителям рассчитываться с МОЭКом напрямую. Согласитесь, УК никогда не стали бы этого делать, если бы имели хоть одну неучтённую копеечку от расчётов за тепло. Но парадокс в том, что МОЭК категорически не хочет, чтобы жители переходили с ним на прямые договоры. Вам не кажется это странным?

Кто нас нагревает?

А вот к МФЦ вопросы остались. Почему, формируя ЕПД, в нарушение действующего законодательства, а именно ст. 69 Постановления Правительства РФ № 354, они не указывают показания общедомового прибора учёта? Эта обязательная по закону информация позволила бы поквартирно контролировать корректность выставляемой платы за отопление. И второй вопрос касается необходимости указания в ЕПД не только суммы перерасчёта, но и обоснования причин, по которым происходит корректировка. Сейчас жители совершенно не понимают, почему им выставлена та или иная сумма. Возможно, в МФЦ думают, что мы будем прыгать от счастья, если нам уменьшат очередной платёж на 100 руб. А если увеличат на 5 тыс., то мы это просто так проглотим. Не надо держать нас за баранов. Вдруг нужно уменьшать очередной платёж не на 100 руб., а на 5 тыс., а увеличивать, наоборот, не на 5 тыс., а на 100 руб. Может, кто-то там у них занемог и тупо цифры перепутал. К сожалению, жители не получили разъяснений, когда обратились в Мосжилинспекцию. На своём сайте она декларирует свою

основную функцию – контроль всех вопросов, касающихся управления многоквартирным домом. Поэтому кому, как не ей, задать вопросы, которые не хотят решать структуры, прямо или косвенно подведомственные этому органу московской власти. Но реально вникнуть в эту проблему с целью её решения там, видимо, не хотят. Создаётся впечатление, что Государственная жилищная инспекция по г. Москве абсолютно формально работает и, разбирая жалобы, не занимает никакой гражданской позиции. Хотя как орган, куда стекаются многочисленные факты нарушений в сфере жилищного законодательства, имеет все возможности для их искоренения и наказания виновных. Когда же формально контролируемые ею структуры видят неприкрытый пофигизм с её стороны, то окончательно теряют чувство ответственности перед нами, потребителями, и пускаются во все тяжкие. Таким образом, Мосжилинспекция фактически становится пособником хищения денег из карманов москвичей. Пусть сама и не ворует, но как бы стоит на шухере.

Кто нас нагревает?

Есть такая игра: «Горячо, холодно». Напомню правила. Водящий ищет предмет в комнате, а зрители подсказывают ему: «Холодно. Теплее! Ещё теплее! Горячо!! Жарко!! Очень жарко!!! Нашёл!!!» Давайте поиграем вместе, тем более её название соответствует нынешней теме публикации.

Ну что, начнём?

– Кто виноват в сложившейся ситуации, когда москвичи постоянно переплачивают за потребляемое тепло, теряя на этом громадные деньги?
Кто-то ответит:
– Управляющие компании.
Скажем так:
– Тепло, но не очень.
– МФЦ.
– Уже теплее.
– ГБУ ЕИРЦ.
– Такая версия, конечно, существует. И это уже почти горячо.
– Мосжилинспекция, не выполняющая своих контрольных функций.
– Горячо-горячо.
– МОЭК!
– Жарко, сейчас сгорим.

Давайте не будем указывать в игре пальцем на главного виновника. А то он сейчас, играючи, нам столько денег за якобы потреблённое тепло насчитает, что, пожалуй, разорит. Пусть каждый решит сам для себя!

Об авторе

Приветствую на сайте газеты "Жулебинский бульвар"

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.