Выберите страницу

Дело — труба

Дело — труба
У

меня был университетский приятель Игорь. Работали вместе на кафедре вирусологии МГУ, где каждый трудился над своей диссертацией. Поскольку оба были молодые, то нередко вечерами работа плавно переходила в пивные застолья. То ли Игорева жена Маша была строже, чем моя, то ли пиво он любил больше, чем я, но Машина фраза мне врезалась в память:

Дело - труба

ЕСЛИ БЫ ПИВО БЫЛО ОДУШЕВЛЁННОЕ СУЩЕСТВО, Я БЫ ЕГО ЗАДУШИЛА

Дело - труба

Не знаю, чего больше в этой фразе – бессилия, отчаяния, злобы. Но чем больше я узнаю про МОЭК, тем острее я ощущаю, насколько беспардонно эта компания ведёт себя по отношению к нам, жителям Жулебина. И тем сильнее мне хочется заменить в Машиной фразе слово «пиво» на название этой малоуважаемой для меня организации. Так получилось, что в сегодняшнем «ЖБ» эта статья – вторая, касающаяся МОЭКа. И как вы догадываетесь, тоже нелицеприятная.

Сравнивая Люберцы, Жулебино и Котельники, понимаешь очевидные преимущества жизни в нашем районе. Московская прописка, предполагающая ряд преференций, развитая инфраструктура, более благоприятная окружающая среда. И ещё – более спокойная криминогенная обстановка. Поэтому и люберчане, и проживающие в Котельниках (как ни пытался, но не смог подобрать подходящий катойконим к жителям Котельников, а вы сможете?) смотрят на соседей-жулебинцев с завистью.

А где же про МОЭК, спросите вы? Всему своё время, будет и про МОЭК. Самое главное – на десерт.

ЕСЛИ НА КЛЕТКЕ СЛОНА ПРОЧТЁШЬ НАДПИСЬ «БУЙВОЛ», НЕ ВЕРЬ ГЛАЗАМ СВОИМ

В СМИ самая высокооплачиваемая должность в расчёте на единицу затраченного времени у авторов заголовков. Но и в бизнес-структурах прекрасно понимают, что от того, как преподнести блюдо, зависит, захотят ли его съесть. Поэтому появляются названия проектов, не всегда соответствующие действительности, зато звучащие завлекательно. Как ты, дорогой читатель, понимаешь словосочетание «Жулебино парк»? 

Особенно если добавить, что этот «Жулебино парк» находится где-то в Люберцах. А наш настоящий жулебинский парк (на самом деле вовсе и не парк, а заповедник, являющийся ООПТ) не факт, что оттуда увидишь. Может быть, с большим успехом громадный строящийся жилой комплекс из четырнадцати 25-этажных небоскрёбов на 10 тысяч человек стоило назвать «Жулебино море» или ещё более заманчиво и романтично «Жулебино ривьера»?

МОСКВА НА ДОСАДНОМ ПОРАЖЕНИИ

Глупо и, главное, абсолютно бесполезно бороться с обилием подмосковных новостроек. Москва не резиновая. В незамысловатую фразу из советского прошлого в разные времена вкладывался разный смысл. Но всегда с оттенком иронии или даже негатива. Зато будущим новосёлам «Жулебино парка» чихать на этот негатив. И на вопрос: «Где вы живёте?» – теша самолюбие, гордо будут отвечать: «В Жулебине, в парке».

Крупнейшие российские застройщики взяли Москву в кольцо и успешно продают квадратные метры несколько дешевле, чем в столице. С маленькой оговоркой: «Почти Москва». И они правы. Несмотря на подмосковную прописку, жители новостроек вовсю пользуются московской инфраструктурой и другими благами столичной цивилизации. А между тем давно перегруженные москвичами эти самые блага в виде школ, поликлиник, детских садов трещат по швам. Только в нашей 23-й поликлинике со всеми её филиалами на 215 тысяч москвичей приходятся 20 тысяч иногородних. Поэтому и попасть к врачам бывает непросто.

Подмосковные жители добавляют жулебинцам головной боли в проблеме транспорта. Как личного, так и общественного. После того как на улице Кирова, словно грибы после дождя, выросли многочисленные новостройки, повернуть с неё на 4-й Люберецкий проезд в утренний час пик удаётся только на четвёртый-пятый «зелёный». И затем, чтобы преодолеть 200 метров и выехать на Лермонтовский проспект, требуется ещё минут 10.

Что-то этот строительный «грибной дождик» в районе затянулся. Даже мерно перешёл в противный затяжной, или, называя вещи своими именами, солнце так и не вышло из-за туч. Новые проблемы принесли Котельники. С не меньшей опаской, чем когда-то выхинцы «ждали» открытия двух жулебинских станций метро, жулебинцы внутренне сопротивлялись продлению ветки в этот подмосковный город. И не зря. За последние 10 лет число его жителей увеличилось с 32 тысяч до 50.

ЛЮБОГО МОЖНО заПИКать

В 2017 году в город Котельники пришёл новый застройщик – компания «ПИК», крупнейший российский девелопер, – и фактически разогнал всю «домостроительную мелочёвку». Заодно ПИК внёс свою лепту в демографическую проблему Котельников в виде дополнительных 5 тысяч жителей. Как следствие всего вышесказанного, была навсегда похоронена мечта жулебинцев нормально сесть в вагон метро на станции «Жулебино», а не быть в него «впихнутыми». Теперь, если хочется ехать сидя, а не стоя, едва спасает поездка в обратную сторону до конечной. Иногда приходится пропускать даже не один, а два пустых состава.

Весь этот бардак является следствием отсутствия скоординированного плана развития двух формально разных, но связанных, как сиамские близнецы, одной пуповиной субъектов Федерации – столицы и области. Отражается это прежде всего на москвичах. Потому что Москва, как воронка, втягивает в себя весь людской ресурс, который, пытаясь распределиться в ней более-менее равномерно, всё равно нарушает баланс. И его в отличие от кислотно-щелочного таблетками не исправишь. В результате из нерезиновой Москвы время от времени вываливаются некоторые детали в виде очередной проблемы, как то: нехватка мест в детских садиках, или отсутствие бесплатных лекарств, или невозможность припарковаться около дома.

Почувствовав, вероятно, что на юго-востоке пахнет немалыми деньгами, компания «ПИК» перевела взгляд на Люберцы. Так начался «Жулебино парк». Хотя Жулебино там только подразумевается, а парком и не пахнет (пахнуть может люберецкими полями орошения, когда ветер дует оттуда), старт новому жилому комплексу был дан.

ОТ ПЕТРА ПЕРВОГО ДО НАШИХ ДНЕЙ

Вроде в бизнесе как-то принято сначала думать, потом делать. Но если впереди маячат баснословные деньги, то думать часто начинают «опосля». Вероятно, когда продажа квартир шла вовсю, выяснилось, что обогревать квартиры будет нечем: люберецкая теплосеть не выдержит такой дополнительной нагрузки. И тогда застройщик решил искать поддержки в Москве. Руку помощи ему протянул добрый МОЭК. Вот он и появился в нашем повествовании в качестве главного героя.

Наверняка МОЭКу выгодно иметь ещё одного потребителя услуг. Тем более не какого-нибудь, а хорошо знакомого, связанного с ним многолетними контрактами. Естественно, МОЭК с радостью вызвался проложить теплотрассу от «Жулебино парка», чтобы согреть будущих жителей (а может быть, и нагреть, как мы знаем из собственного жулебинского опыта).

Дело - труба

На ордере № 200401310 он указан как заказчик этого проекта для выполнения земляных работ с целью «прокладки инженерных сетей и сооружений».

Когда Пётр Первый задумал строить гужевой тракт Москва – Петербург, то из всех предложенных проектов выбрал наиболее понравившийся – свой указательный палец, соединивший на карте две столицы. И в 1712 году поручил построить «прямолинейный першпективный путь». Деревья тогда рубили тысячами, но ведь это не повод повторять реформаторские идеи Петра Первого на улицах Маршала Полубоярова и Авиаконструктора Миля. Тем не менее, согласно утверждённому проекту и стараниями МОЭКа (заказчик), жулебинцы теперь должны лишиться сотен деревьев и кустарников, которые оказались на пути теплотрассы.

ПРОСТОТА ХУЖЕ ВОРОВСТВА

МОЭК и ПИК – давние партнёры, связанные множеством контрактов, и, наверное, поэтому привыкли дуть в одну дуду. Даже если это не дуда в смысле дудочка, а целая труба.

Дело - трубаВ школе любят задачки про трубу (это ещё одна труба, но уже другая). В одну трубу что-то вливается, из другой выливается – обалдеть, как интересно. Я же хочу предложить читателям решить задачку, которую придумал сам. Предположим, надо протянуть трубу из пункта А в пункт Б. Какие есть варианты? Ну, решайте. Хорошо, давайте помогу. Имеются по крайней мере три варианта: самый быстрый, самый безопасный и самый дешёвый (он же самый простой). Однако, чтобы её решить, нам потребуются дополнительные условия. И главное условие – кто финансирует работы? В нашем случае работы финансирует ПИК, давний партнёр МОЭКа. Вероятно, поэтому заказчик-МОЭК решил прокладывать инженерные коммуникации по самому простому пути. А если на пути оказались деревья и мешают, это не беда. Спилим!

Говорят, простота хуже воровства. Не обсуждаем более серьёзные преступления. Но в нашем случае при прокладке коммуникаций буквально стали идти по трупам. Правда, по трупам не людей, а деревьев. Легче, конечно, но не намного.

Готов согласиться, что самый простой и дешёвый вариант – самый лучший. Правда, не для нас, а для ПИКа с МОЭКом. Для нас же он неприемлем. Мы за самый безопасный, в том числе и с точки зрения экологии. Потому что мы не хотим, чтобы «воровали» наше здоровье и наше право на благополучную окружающую среду.

И НА МАРСЕ БУДУТ ЯБЛОНИ ЦВЕСТИ

Правило журналистики – прежде чем писать любой «разоблачительный» материал, необходимо выслушать и вторую сторону. Сделать это казалось не сложно, поскольку телефон подрядчика указан на информационном плакате.

Дозвонился легко, представился муниципальным депутатом и попросил соединить меня с ответственным сотрудником. Очень скоро мне перезвонил начальник производственно-технического отдела СМУ-7 Сергей Р. «Да, мы планируем вырубку деревьев и кустарников и подали заявку на порубочный билет в Департамент природопользования. Но мы отвечаем за компенсационное озеленение. Наша организация гарантирует, что оно будет проходить в том же районе, где произошла вырубка деревьев. Мы так всегда делаем».

Что такое компенсационное озеленение по правилам российской столицы, я понял ещё лет семь назад. На каком-то совещании, куда смог попасть благодаря депутатскому удостоверению, обсуждалась вырубка деревьев на поляне около жулебинского лесного массива. В качестве компенсационного озеленения было предложено посадить столько же деревьев. Вы думаете в Жулебине? Как бы не так! В Марьинском парке «850-летия Москвы» (!!!). Докладчик на полном серьёзе считал это компенсацией. Тогда я ради смеха спросил его: «А вас устроит такая компенсация, если вашу зарплату урезать на 10 тысяч рублей и те же деньги добавить многодетной матери в качестве дотации?» Он посчитал мой вопрос некорректным и не имеющим отношения к обсуждаемой проблеме. Я же считаю некорректным (если не преступным) предлагать компенсационное озеленение в Марьине, если деревья вырубили в Жулебине. Была такая песня «И на Марсе будут яблони цвести». Может быть, это тоже чьё-то компенсационное озеленение?

НАСТУПЯТ ЛИ В ЖУЛЕБИНЕ СМУтные ВРЕМЕНА?

Но вдруг что-то изменилось в нашей сегодняшней действительности? Как-никак семь лет прошло. По крайней мере, когда ответственный сотрудник такой уважаемой организации обещает и гарантирует, то хочется ему верить. Ведь не какая-нибудь однодневная контора типа «Одуванчик», а солидная организация СМУ-7. Всё-таки строительно-монтажное управление, как следует из аббревиатуры.

На всякий случай, чтобы убедиться в респектабельности, лезу в интернет и вот что нахожу: ООО «СМУ-7» с уставным капиталом 10

 тысяч рублей было создано три месяца назад – 14 февраля 2020 года и через месяц получило статус микропредприятия (!) с одним сотрудником – генеральным директором и одним учредителем Закутаевым. Юридический адрес, судя по всему, соответствовал фамилии учредителя: какой-то непонятный московский закуток: Хлебозаводский проезд, дом 7, строение 9, э 5/пом XII/к 8/оф 508 (стилистика сохранена. – В.К.).

Вы всё ещё продолжаете верить, что мы не навсегда лишимся спиленных деревьев и кустарников?

ЗАКОН И ПОРЯДОК

Эмоции эмоциями, но, чтобы добиться справедливости и порядка, надо отталкиваться от закона. Когда готовил депутатского обращение, проштудировал постановление Правительства Москвы № 290-ПП «О… предоставлении государственных услуг Департаментом природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы…». Нашёл серьёзные нарушения по крайней мере двух пунктов – 2.10 и 8.2. В первом говорится, что основанием для отказа в предоставлении госуслуги оформления порубочного билета «является необоснованная вырубка зеленых насаждений… при наличии альтернативных вариантов». Такие варианты существуют, тем не менее заказчик предложил провести коммуникации, судя по всему, по наиболее короткому и дешёвому пути.

В п. 8.2 того же постановления сказано, что «дендрологическая часть проекта должна быть согласована с правообладателем земельного участка (балансодержателем территории)». В нашем конкретном случае им является ГБУ «Жилищник». Однако на проекте, который мне с трудом удалось получить, имеется только разрешительная подпись руководителя отдела дорожного хозяйства А.С. Скриган. Я сумел найти Анну Сергеевну, которая уже год как не работает в «Жилищнике», и имел с ней продолжительный разговор. Оказалось, ей не предоставили полную информацию и фактически «подсунули» проект, сказав, что от неё требуется согласование дорожно-строительной части. Она это сделала и скрепила свою подпись печатью. Но вопрос зелёных насаждений не входит в её компетенцию. На проекте необходима либо вторая виза руководителя отдела благоустройства, либо подпись руководителя организации.

Вы помните, что начальник производственно-технического отдела СМУ-7 говорил о проведении компенсационного озеленения на территории Жулебина взамен вырубленных деревьев? В соответствии с Постановлением Правительства Москвы № 507-ПП проекты адресных перечней объектов компенсационного озеленения согласуются с Советом депутатов. Ничего подобного мы не согласовывали (причём, уверен, не согласовали бы).

Мною были направлены три депутатских обращения. Два на имя руководителя Департамента природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы А.О. Кульбачевского с просьбой не выдавать порубочный билет, поскольку представленное Техническое заключение № 1116-20 от 27.02.2020 не соответствует установленной форме. Третье обращение направлено на имя прокурора г. Москвы Д.Г. Попова с просьбой осуществить прокурорский надзор за выдачей разрешительной документации, поскольку на инженерно-топографическом плане, представленном в Департамент природопользования и охраны окружающей среды, в качестве основания для выдачи порубочного билета отсутствуют необходимые согласования.

Будем ждать.

ЭПИЛОГ

Глупо противиться подсоединению «Жулебино парка» к московской теплоцентрали. Конечно, при условии, что у МОЭКа хватит мощностей и тепло, необходимое для обогрева 14 небоскрёбов, не отразится на нашем теплоснабжении. Но надо протестовать против того, что, выбрав самый простой путь подводки коммуникаций, МОЭК в очередной раз демонстрирует своё презрительное отношение к жулебинцам и на наше здоровье ему наплевать. Ну подумаешь, лишатся деревьев, небось не помрут. Да, не помрём. Но терпеть наплевательское отношение не хотим и не будем. Зато только на примере двух сегодняшних публикаций, надеюсь, читатели разглядели истинную сущность МОЭКа, для которого мы – жители – прежде всего способ получения денег. Не важно, каким путём.

ОТ РЕДАКЦИИ. Непосредственно перед отправкой номера в печать мы получили информацию из прокуратуры г. Москвы. Заявка на получение порубочного билета отозвана. По просьбе депутата В.С. Каткова вопрос соблюдения законности при прокладке теплотрассы остаётся на контроле Прокуратуры г. Москвы.

Об авторе

Приветствую на сайте газеты "Жулебинский бульвар"

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.