Выберите страницу

ВЕТЦЕНТР «ДЕНТАЛВЕТ» (продолжение)

В

прошлом выпуске Жулебинского бульвара мы познакомили вас с ветеринарным центром «ДЕНТАЛВЕТ». Гостем редакции стала главный врач центра Ольга Спирина. Конечно, присутствие в названии слова «Дентал» указывает на определённую специфику клиники, но это не должно вводить в заблуждение. Просто «ДЕНТАЛВЕТ», вероятно, самый известный в Москве ветеринарный центр, где животным лечат кариес, удаляют зубы, исправляют прикус и ещё много чего делают с зубами. Но этим возможности центра не ограничиваются. О других видах лечения расскажет терапевт и хирург Мария Павловна Кречуняк, а помогать ей будет корреспондент «ЖБ» Инна Михеева.

ВЕТЦЕНТР «ДЕНТАЛВЕТ» (продолжение)И.М.: Мария, сформулируйте, пожалуйста в двух словах главное предназначение ветеринарного врача.

М.К.: Спасение животных.

И.М.: Расскажите о Вашем первом спасённом. Кто это был? Собака? Кошечка? Хомячок?

М.К.: Нет, поросёнок. Мне тогда едва исполнилось пять лет. Мама поставила запекать поросёнка в духовку, но мне было настолько жалко, что я его вытащила и спрятала в свою кроватку, чтобы оживить. Мама всю квартиру перерыла, пока нашла укрытый одеялом будущий ужин.

И.М.: Неожиданное начало интервью. Но давайте вернёмся в наши дни. Чем Вы занимаетесь в клинике?

М.К.: Основные направления моей работы – терапия и хирургия.

И.М.: В моем представлении, терапия и хирургия – два направления медицины, находящиеся по разные стороны баррикад: режем то, что не можем вылечить, простите за примитивизм. Как в одном специалисте эти два направления сочетаются?

М.К.: Да, терапия и хирургия – направления разные, но тесно связанные между собой. Я провожу операции на внутренних органах и берусь исключительно за те операции, которые в дальнейшем могу вести с терапевтической точки зрения, то есть долечивать животное посредством терапии.

И.М.: С какими хирургическими проблемами чаще всего обращаются владельцы животных?

М.К.: Основная беда – новообразования. Ошибочно думать, что экология влияет только на здоровье людей. Животные – такая же неотъемлемая часть экологической системы, испытывающая все её негативные последствия. Ещё лет 15 назад новообразования встречались чрезвычайно редко. Сегодня таких пациентов у нас половина. Операция обычно несложная, но после удаления требуется гистологическое исследование. В зависимости от его результатов выбирается дальнейшая схема лечения.

И.М.: Помню такое малоприятное слово, как химиотерапия. В ветеринарии тоже есть такое понятие?

М.К.: Конечно, принципы лечения людей и братьев наших меньших весьма схожи.

И.М.: С какими ещё проблемами, требующими хирургического вмешательства, чаще всего приходят Ваши клиенты?

М.К.: Следующее по частоте обращений – удаление камней из мочевого пузыря, а также различных предметов из желудочно-кишечного тракта, когда животное что-то проглотило. Последнее чаще бывает у кошек, чем у собак, поскольку благодаря анатомическому строению посторонние предметы у собак, как правило, выходят естественным путем. Наверное, на четвёртом месте – операции по кастрации и стерилизации.

И.М.: Насколько для пациентов болезненны полостные операции?

М.К.: Горжусь, что работаю в «ДЕНТАЛВЕТе». Руководство клиники первостепенное значение придаёт тому, чтобы все процедуры были безболезненными. К сожалению, не во всех клиниках имеются в наличии нужные препараты. Причина банальная – отсутствие необходимой лицензии, поэтому обезболивание там проводят при помощи снотворного, и животные нередко мучаются. У нас же применяется комбинированный наркоз, включающий использование наркотических веществ и газа. Врачи абсолютно уверены, что животные не испытывают никаких болевых ощущений. Как следствие, они сразу после операции узнают хозяев, уже через несколько часов принимают пищу и домой уходят «на своих четырёх».

И.М.: Ещё есть такая кошачья операция, как удаление ногтей. Вы её делаете?

М.К.: Ужасная процедура, не напоминайте мне о ней! Просто экзекуция! Называется она «мягкие лапки». Не знаю, насколько уместно словосочетание «бесчеловечная процедура» по отношению к кошкам, но это самое подходящее для неё название. Да, кошки портят мебель, а собаки грызут тапочки, но это не повод удалять первым когти, а вторым зубы. Не хотите, чтобы собака грызла тапки, – уберите их в шкаф. Не хотите, чтобы кошка царапала обивку, – купите для неё когтеточку или, например, силиконовые накладки на когти либо, в конце концов, заведите рыбок.

И.М.: Поскольку про хирургию в Вашей клинике мы знаем уже всё или почти всё, расскажите про терапию.

М.К.: Перечислю самые типичные нарушения, с которыми к нам обращаются. Чаще всего это острая задержка мочи, рвота, понос, у собак добавляется ещё кашель.

И.М.: Если Вы сейчас к кашлю добавите потерю обоняния, то мне уже будет не по себе. Видела собак в наморднике, но в маске не разу. Надеюсь, кашель никак не связан с коронавирусом?

М.К.: Успокою Вас. У нас с кошками и собаками разная этиология заболеваний, и очень немногие передаются от них к человеку. Коронавирус в их число не входит. Хотя в начале ноября пришла неожиданная и очень неприятная информация из Дании. Там выявили мутацию коронавируса, способного передаваться человеку от норок, и на правительственном уровне приняли решение об уничтожении этих животных на всех зверофермах. Позже подобные случаи подтвердились ещё в нескольких странах.

И.М.: Задам, наверное, риторический вопрос: прививки делаете?

М.К.: Конечно, и напоминаю хозяевам, что щенкам и котятам делают первую прививку в 2–2,5 месяца, вторую, куда обязательно входит вакцина против бешенства, в 3 месяца, затем через 21–28 дней и далее ежегодно. Мы используем исключительно импортные препараты, поскольку они более эффективны, хотя и дороже отечественных.

И.М.: Домашним кошкам тоже надо делать прививки, ведь они никуда не выходят?

М.К.: Обязательно. У них пониженный иммунитет, и Вы можете легко заразить домашнего любимца, если принесёте инфекцию на обуви или одежде.

И.М.: Заканчивая интервью, хочу спросить: правильный ли я сделала вывод, что ветеринарная медицина такая же гуманная, как человеческая?

М.К.: Я думаю, совершенно неправильный, поскольку не считаю нашу медицину гуманной. Уж простите меня, пожалуйста. Совсем недавний пример. Муж сломал ногу, причём был очень тяжёлый перелом со смещением. Привезла его в больницу, там сказали – будем оперировать. И всё, никаких пояснений, просто забрали. Никаких контактов не взяли, своих не дали, ничего не объяснили. Два дня я находилась в абсолютном неведении, что с ним, как он. Два дня я обзванивала все отделения, меня футболили из одного в другое. В итоге я услышала дежурную фразу: «Состояние крайне тяжелое. Находится в реанимации, ждите звонка». И всё. Ни объяснений, ни возможности поговорить с врачом.

А вот как происходит в нашей клинике. Сначала мы объясняем владельцам, как проходит подготовка пациента к наркозу, как проводится операция в общих чертах и её нюансы. После проведения операции мы сразу отзваниваемся владельцам, чтобы сообщить об окончании, рассказать, как всё прошло, и сориентировать, когда можно забрать пациента. Поэтому выскажу убеждение, что ветеринарная медицина в нашей стране гораздо более гуманная и «человечная», чем человеческая.

Я очень признательна Вам, Инна, за предоставленную возможность поделиться с читателями газеты секретами нашей профессии и напоминаю, что своевременная помощь вашим любимцам позволяет избежать многих серьёзных неприятностей.

Об авторе

Приветствую на сайте газеты "Жулебинский бульвар"

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.